РРФ Алексей Николаевич Оленин
Инфо Портреты Чета
Портрет
Жена
1791
Елизавета
Марковна
Полторацкая
* 2.05.1768
† 3.07.1838
Дети
Николай
Алексеевич
* 29.11.1793
† 26.08.1812
Петр
Алексеевич
* 21.12.1794
† 22.08.1868
Алексей
Алексеевич
* 30.05.1798
† 25.12.1854
Варвара
Алексеевна
* 3.02.1802
† 15.09.1877
Анна
Алексеевна
* 11.08.1807
† 15.12.1888
Младшие сёстры
Варвара
Николаевна
* 5.09.1771
† 5.04.1833
Софья
Николаевна
* 29.12.1775
† 5.07.1838
Отец
Николай
Яковлевич
* 1744
† 5.03.1802
Мать
кн. Анна
Семеновна
Волконская
* 12.01.1737
† 4.02.1812
Древо рода
Предки
Цепь родства
21.11.1764 – 17.04.1843

или р.28.11.1763 археолог и историк, с 1811, дир. Публ. б-ки; с 1817, президент АХ Родился в Москве. Большую часть времени провел в родовом имении отца в Касимовском уезде Рязанской губернии. Для обучения мальчика был нанят гувернер, и отец сам составлял для семилетнего ребенка расписание занятий по арифметике, истории, географии, мифологии и французскому языку. Десяти лет Алексей покинул родительский дом и отправился в Петербург. Мать через влиятельную родственницу (княгиню Е.Р. Дашкову) определила его в Пажеский корпус, где изучалась история, география, математика, русский язык, современные иностранные языки, латынь, естествознание, военные науки. Кроме того, преподавали геральдику, генеалогию, юриспруденцию и государственный церемониал, обучали фехтованию, танцам и верховой езде. Алексей занимался в Пажеском корпусе весьма успешно, и в 1780 г., за 3 года до выпуска, по повелению Екатерины II его отправили в Германию для совершенствования знаний в военных и словесных науках. Он был единственным из воспитанников, получившим возможность продолжать образование за границей. Обучался сначала в Дрезденском артиллерийском училище, а затем в Страссбургском университете. Интересовался не только военной наукой, но и историей, археологией, искусством. Он вел изыскания в Королевской библиотеке, и особое место в них занимали история и искусство древних народов, в частности, история славян. В Германии он начал составлять "Словарь старинных военных речений" с подробными комментариями, за который Российская академия в 1786 г. избрала его своим членом. За границей он также увлекся рисованием и освоил гравировальное искусство. Занятия языками дали ему совершенное знание французского, немецкого, итальянского, а также знание испанского, латинского славянского, греческого, еврейского, арабского языков. По окончании учебы Алексей Николаевич был произведен сначала в квартирмейстеры артиллерийского полка, а затем в капитаны. Мать Алексея Николаевича отказалась благословить сына на брак с внучкой соборного протоиерея из маленького малороссийского городка. Она даже пыталась подыскать сыну невесту из Долгоруковых. Около пяти лет она упорствовала, и около пяти лет Лиза Полторацкая ждала. Лишь к февралю 1791 г. все уладилось. 8 ноября 1791 г. Алексей Николаевич и Елизавета Марковна обвенчались. За Елизаветой Марковной был дан трехэтажный дом в 3-м квартале 3-й Адмиралтейской части, на Фонтанке, под № 125, между Семеновским и Обуховским мостами (ныне Фонтанка, 101). В 1795 г. Алексей Николаевич оставил в чине полковника военную службу и определился в учрежденную при Государственном банке контору по покупке металлов. В том же году на приданое жены у Рябовского шоссе, в семнадцати верстах от Петербурга, было приобретено 776 десятин "пустопорожней земли". Строительство дома растянулось на два десятилетия. В результате усадебный комплекс в Приютино под руководством самого Оленина превратился в целое имение с большим господским домом, людскими, скотным двором и конюшней, баней, амбарами и гостевым флигелем. Алексей Николаевич добился даже разрешения устроить в одном крыле флигеля домовую церковь, которая была освящена в 1830 году. Если взяться за перечисление гостей Приютина, то составится избранное общество лучших людей той эпохи. Запросто, "без чинов" в Приютине любили бывать А. Грибоедов, В. Жуковский. А. Мицкевич, О. Кипренский, М. Глинка, К. Брюллов. Членами "оленинского кружка" были К. Батюшков и Н. Гнедич, здесь работавший над переводом "Илиады" Гомера. Художники Карл Брюллов, Орест Кипренский, Александр Орловский, Федор Толстой рисовали в парке. Драматурги Катенин, Шаховской, Озеров и выдающиеся актеры Семенова и Яковлев участвовали в постановках спектаклей на сцене домашнего приютинского театра. Общественное положение А.Н. Оленина укреплялось из года в год, он постепенно получал чины и награды, а смена императоров на русском престоле не отражалась на его карьере. Будучи широко образованным человеком, он занимал ряд крупных государственных должностей при всех царствованиях. Екатерина II пожаловала ему серебряные часы со своим вензелем; Павел I назначил его управляющим Монетным департаментом и произвел в действительные статские советники; при Александре I он стал статс-секретарем Государственного Совета; в 1802 г. вместе с М.М. Сперанским ему поручено было образовать Канцелярию Министерства внутренних дел. В 1811 года он возглавлял Публичную библиотеку в Санкт-Петербурге, в 1816 г. - "Комитет для рассмотрения нужд академии художеств", результатом работы которого явилось "Краткое историческое сведение о состоянии Императорской Академии художеств…" и назначение А.Н. Оленина в 1818 г. президентом Академии художеств, где немедленно был наведен должный порядок: произведен ремонт, одеты воспитанники, пополнены учебные фонды. Вступив на престол, Николай I назначил его Государственным секретарем. Такая ровная поступательная карьера требовала, естественно, особых качеств и дипломатической изворотливости. Но не только государственная служба привлекала А.Н. Оленина. В 1804 г. он выполнил эскизы костюмов для трагедии В.А. Озерова "Эдип в Афинах", которая была поставлена в Петербургском Большом театре, который на премьере "стонал от рукоплесканий". В 1805 г. на той же сцене с огромным успехом прошла трагедия "Фингал" - того же автора по мотивам шотландского поэта Оссиана. Оленин снова создавал костюмы, пьеса вышла в печати, и была посвящена А.Н. Оленину. С именем А.Н. Оленина связано и издание первого в России театрального журнала "Драматический вестник", выходившего в 1808 г.; там же печатались и его статьи. Как знаток античного искусства, А.Н. Оленин помогал Н.И. Гнедичу советами в переводе "Илиады". В письмах Оленина к Гнедичу содержатся пояснения почти к 200 словам, сопровождаемые рисунками воинов, деталей вооружения, костюмов. Но особое место занимали научные исследования по истории и археологии. Он провел кропотливую исследовательскую работу по изучению надписи на "тмутороканском камне", обнаруженном на Таманском полуострове в 1792 г. Надписи на этом камне посвящено "Письмо… о камне Тмутороканском…", которое явилось первым научным трудом по палеографии. С 1808 г. к его многочисленным обязанностям прибавилась должность помощника директора императорской библиотеки, и на этой должности он проявил себя рачительным хозяином, заботящемся не только об удобствах читателей, но и о сохранности и приумножении книжных фондов. В 1809 г. был утвержден "Опыт нового библиографического порядка" для императорской библиотеки и издан на русском и французском языках - новая библиографическая система, разработанная А.Н. Олениным. Он представил Александру I доклад, в котором обосновывал необходимость создания публичной библиотеки, т.е. доступной широкому кругу читателей. Было утверждено и его предложение об обязательной и безвозмездной сдаче в библиотеку типографиями и отдельными издателями всех выходивших в России книг. В том же году А.Н. Оленин выхлопотал разрешение на первую длительную археологическую экспедицию под руководством К.М. Бороздина, за полтора года работы которой было собрано большое количество старых рукописей, и Оленин разработан план их издания. По его ходатайству в Публичную библиотеку на службу были приняты многие литераторы и ученые: А.И. Ермолаев, Н.И. Гнедич, И.А. Крылов, А. Дельвиг, А.К. Востоков, К.Н. Батюшков. Библиотеку предполагалось открыть для читателей в 1812 г. Но это был роковой год, и Оленин не остался в стороне. В Петербурге при его участии начинает выходить журнал "Сын Отечества", где он рисует карикатуры на неприятеля, и уже в том же году он начинает разрабатывать проект памятника во славу русского воинства - Триумфальной колонны. Проект был отклонен, началось строительство храма Христа Спасителя в Москве. А в Петербурге в 1818 г. началось строительство нового Исаакиевского собора, для которого Оленин сам подбирал скульпторов и художников, которые занимались украшением фасадов и интерьеров. Скульптор И.П. Витали в сюжете "Святой Исаакий благословляет императора Феодосия" в барельефе на западном фронтоне собора лицо вельможи Сатурнина лепил с А.Н. Оленина, отдавая тем самым дань признательности человеку, возглавившему все художественные работы. А Триумфальная колонна на Дворцовой площади впоследствии была все-таки возведена, так же, как и Нарвские, и Московские Триумфальные ворота. А.Н. Оленин был прекрасным рисовальщиком. Еще в 1795 г. он сделал 92 виньетки, украсившие собрание сочинений Державина, которое было преподнесено Г. Державиным Екатерине II. В 1813 г. он изготовил виньеты к стихотворению В. Жуковского "Певец во стане русских воинов", принесшему поэту широкую известность. Им выполнены и рисунки к "Руслану и Людмиле" А.С. Пушкина, и рисунки к собранию басен И.А. Крылова. А.Н. Олениным написаны "Полный живописный курс археологии и этнографии для художников", "Опыт о правилах медальерного искусства", "Опыт об одежде, оружии, нравах, обычаях и степени просвещения славян от времени Траяна и русских до нашествия татар". В декабре 1825 г. А.Н. Оленин исполнял обязанности статс-секретаря Государственного Совета. Он осуждал действия декабристов, называл восставших бунтовщиками против законной власти, и все же отказался участвовать в работе следственного комитета и Верховного уголовного суда, наверно, по причине того, что некоторые из наиболее активных декабристов приходились ему родственниками: П.Г. Каховский, И.С. Повало-Швейковский, П.П. Пассек, а один из руководителей восстания, Сергей Григорьевич Волконский, приходился Алексею Николаевичу двоюродным братом. Согласно завещанию Елизаветы Марковны, после ее смерти (1838) Приютино было продано. Алексей Николаевич прожил еще 5 лет, последние 3 года жил в семье своей младшей дочери и умер в чине действительного тайного советника. Похоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.